1. Муха. Часть 1


    Дата: 1/11/2018, Категории: Фантазии, Эротическая сказка, Автор: Т. П. Семенова, Рейтинг:

    Вечер. Весенние сумерки уже покрыли бульвар, по которому парочками или по одиночке прогуливались девицы. Публики немного, день будний, надежд заработать пару рублишек - еще меньше. Две девицы стоят под газовым фонарем, шляпки с перьями, залихватски сдвинутые на затылок, дымящиеся папироски в зубах, яркие румяна не давали сомнений об их профессии. Озираясь по сторонам, они болтают. Рассказывала одна, постарше, вторая, совсем сопливая девчонка, открыв рот, внимательно слушала рассказ товарки, время от времени, шмыгая покрасневшим носом. - А начала энтим делом, ну, с мужчинками-то куняться, еще, когда я в услужении у барыни Скоробогатовой была. Нас в семье-то семеро по лавкам, вот матушка и приспособила в услужение к барыньке идти. Работы не много, белье стирать, полоскать, а больше барыньку развлекать. Она от безделья и не знала, чем заняться. У меня и тогда задница тугая была, хоть и не доедали, видать, в маменьку пошла, она жопастая была, споднее барское донашивала, тонкое, барыня заставляла надевать. Девки в деревне проходу не давали, на смех поднимали, все спрашивали, как, мол, посцать или бздануть через панталоны могу. В один день, летом, зовет барыня, на кровати сидит, кофий пьет с ликером и зубы скалит: - Я, говорит, решила тиантер устроить, поди-ка сюда, Фирка. Будешь картины римской жисти представлять. Буду я тебя не Фиркой, а Мессалиной-беспутницей кликать. Я подошла, а она, стервь бесстыжая, подол мне задирает. И за сюку ладонью хвать! Дыхание зашлось, барыня ...
    смотрит на мохну, сама себе под брюхом ладонью цапать взялася, пальцы-то как у паука, не отдерешь, ежели и захочешь, по срамным губам оттопыренным щекочет, тешится. - Ну-ка, испробую какая на ощупь Мессалинка, - ляжки раздвинула и между ног давай шурудить-копошиться. За жопу, сдавила, чище мужика, не вырваться, неделю потом в синяках ходила, маменька ругать взялась, думала я парнями тешилась. Как рассказала, что барыня отходила, не поверила, потом, видать с бабами деревенскими пошушукалась. Те ей правду про барынины увертки порассказали, я в деревне не одна такая была. Ульку Брюханову, да Катьку Печеткину она к энтому делу, чтоб с бабами, значитца, любиться тоже приохотила. Жамкала она меня за места стыдные. Пыхтеть принялась, ровно на гумне молотила, потом на спину раскинулась, ноги растопырила в стороны, меня за косу к низу загнула. - Побалуй, - говорит, - мине языком своим, счас желание, дескать, возникло. По молодости, да глупости своей не поняла, в начале, чего хочет, а барыня прижала лицом, прямо в "кунку" сопливую, приказывает: - Теперь языком в нутрях лижи. Я и скумекала о чём речь, засуетилась между ног ейных. Спасибо, девки на посиделках сказки стыдные болтали, про энто дело, как баба-бабе сладость доставить может. Взяла барынину "манденку" за губы, как поросенка за уши, потянула ко рту, поцеловала в засос, в самую серёдку. Хоть и противно было, чуть не сблевала, по первости, но приноровилась. Энто я теперь по всякому могу: и с бабами, и с мужиками, хоть с тремя сразу, ...
«123»