1. Наказание и искупление. Часть 1


    Дата: 10/12/2017, Категории: Экзекуция, Автор: Саша Пушистый, Рейтинг:

    головой и сказал уже громко, четко: - Так, я не понял! Где он? В этажах заплутали? Сразу в обоих? И тотчас, в ответ на его командирское недоумение, в дверь постучали, будто с той стороны лишь ждали этого властного окрика. - ДА! Молодой сержант с короткоствольным автоматом на боку ввел в кабинет паренька лет шестнадцати. Среднего роста. Худощавый, но не заморыш. Одет просто, но не в рванину: мешковатая легкая куртка неброского мшисто-болотного оттенка; столь же мешковатые, потертые джинсы цвета бирюзы, утомившейся быть драгоценным камнем; и отличные, фирменные "гриндеры". Вихрастый, волосы рыжеватые, но едва ли дающие шанс на должность в конан-дойловском "Союзе рыжих". Лицо веснушчатое, и потому казалось оно более инфантильным, нежели было в действительности. Сейчас это лицо хранило сосредоточенно-хмурое выражение, но все равно сквозила в нем постоянная, неизбывная ухмылка, беспечная и насмешливая. Во всяком случае, она точно пробивалась наружу через живые, нахальные глаза, зеленые и игристые, как безалкогольный напиток "Тархун". - Так вот ты какой, Коля Лакки! - молвил капитан Тихомиров, когда сержант-конвоир удалился. Паренек надменно вскинул подбородок: - Для кого Лакки, а для кого - Лисицын Николай Иванович! Он стоял непринужденно и развязно, откинувшись малость назад, к отделанной под дубовый шпон стене. Руки покоились в карманах мешковатых джинсов. Будь на его шее алый галстук - с него можно было бы писать картину "Допрос пионера в гестапо". Но алого галстука на нем ...
    не было. - Коля у нас обидчивый, - пояснил Бабаков, будто бы даже гордясь норовом задержанного. Обратился к нему, указал на свободное кресло: - Присаживайся, Коля. Тот вразвалочку проследовал через кабинет, плюхнулся. Достал из кармана пачку "Лакки Страйк", вытянул сигарету. Бабаков с издевательской услужливостью поднес зажигалку. Заметил: - Мог бы и нашими угоститься. Би май гест, как говорят техасские рейнджеры! Паренек мельком скосил взгляд на золотистую коробочку легкой "Явы", лежавшую на столе. Буркнул: - Я такое говно не курю. - Хамишь! - негромко осудил майор Бабаков. Коля затянулся, подернул плечами. Поморщился и сказал: - Ладно, командир! Давай тут обидки жарить не будем - давай к делу перейдем. Тебе, наверно, интересно, как так вышло, что я прокатился на вашей ментовозке? - Догадливый! - все столь же негромко похвалил Бабаков. Коля усмехнулся: - Ну, конечно, я мог бы наплести примерно такое, - он напустил наивный до идиотического вид: - "Иду, значит, по улице, и вижу эту десятину. Брошенную и неприкаянную. Двери настежь, внутри никого. Думаю: непорядок. Думаю: наверно, какая-то несознательная шпана угнала ее - и бросила. Думаю: надо поправить это дело, вернуть тачку в родное стойло. Потому что я очень люблю нашу милицию, которая меня бережет!" Офицеры засмеялись. Бабаков осведомился: - Насколько понимаю, этой пурги ты плести не будешь? Коля зевнул: - Неа! Может и проканало бы, и хуй вы докажете, что не так: Свидетелей - нет, камер наблюдения - нет: Но лень просто ...