1. Голубой калейдоскоп. Часть 1


    Дата: 7/17/2017, Категории: Гомосексуалы, Автор: Pavel Beloglinsky, Рейтинг:

    Кажется, Отто Вейнингеру принадлежит мысль о том, что наиболее одарённые личности всегда погружены в своё прошлое - в переживания детства, ранней юности, первой молодости, и это перманентное погружение в наиболее глубинные пласты собственных воспоминаний составляет для таких - одарённых - людей основную и постоянную их рефлексию; если это действительно так, то я - из числа одарённых, тем более что другими талантами виртуальный товарищ Бог меня обошел - никак не отметил, никак не выделил, а честно признаться себе в том, что ты зауряден - это ведь, как ни крути, по силам не каждому, - "мы все глядим в Наполеоны", как сказал кто-то из несомненно великих; ну, а если серьёзно... если серьёзно, то, оглядываясь назад - всматриваясь в минувшее, я снова и снова переживаю то, что было со мной когда-то: оглядываясь назад, шелестя страницами пролетевших лет, всматриваясь в голубеющую дымку прошлого, я снова вижу себя то наивным, ещё ничего не знающим, но уже что-то чувствующим мальчиком, то зримо вижу себя голенастым подростком, вопрошающе запрокинувшим лицо в звёздное июльское небо, то не менее отчетливо вижу себя безусым юнцом, в темноте своей комнаты задыхающимся на предательски скрипящей кровати от безответной - тайной - любви к однокласснику... и, вспоминая то сокровенное, что было в моей жизни, я снова - снова и снова! - переживаю то, что однажды со мной уже случилось, уже произошло на этом свете... "на этом" - как будто есть другой, - всё уже было: детство, отрочество, ...
    юность... первые открытия, первые ощущения, первые юные радости, первые горькие утраты - всё это прожито, унесено ветром времени, и всё это повторить - пережить сызнова - теперь, по прошествии лет, можно, наверное, только так - вспоминая... И я - вспоминаю: словно в калейдоскопе, где один причудливый узор непредсказуемо сменяется другим, из глубин моей памяти хаотично возникают мгновения собственной - и не только собственной - жизни; иногда эти мгновения статичны, и тогда они подобны черно-белым фотографиям, на которых отсутствуют звуки и запахи, а иногда мгновения, озарившие память, начинают обрастать деталями - они трансформируются в целые эпизоды, и тогда я отчетливо различаю голоса и запахи, оттенки цветов, интонации, выражения глаз, шевеление губ... всё, что происходило со мной, было, конечно же, вполне банально, вполне тривиально, и вместе с тем - всё это неповторимо, как неповторима всякая человеческая жизнь: вот - мы стоим на весеннем ветру, уже влюблённые друг в друга, но оба ещё не понимающие, что наша взаимная мальчишеская симпатия есть ни что иное, как самая настоящая любовь, - мы стоим на весеннем ветру, говорим о чём-то пустом, несущественном, совершенно неважном, говорим, неотрывно глядя в глаза друг друга, говорим, не зная, что делать с нахлынувшим притяжением; веселый ветер, подхватывая наши слова, тут же уносит их прочь - слова наши исчезают в весенних сумерках, и нам уже не о чем говорить, все наши слова ничего не значат, все пустые слова уже сказаны, а мы всё ...
«12345»